Сделать домашней|Добавить в избранное
 

Сайт, посвященный истории
пыток и смертной казни, их
эротической составляющей

 
Пытки и казни » Исторические данные » Была ли сожжена Жанна д'Арк?
на правах рекламы

Была ли сожжена Жанна д'Арк?

Автор: torturesru от 16-10-2016, 03:32

В Кельне она попыталась ссылками на волю божью помочь графу Ульриху провести его кандидатуру на престол архиепископа Трирского. Это вызвало вмешательство инквизитора Анри Кальтизера, вызвавшего ее для допроса по подозрению в ереси и колдовстве. «Дева Жанна» спешно бежала обратно в Арлон (об этом сообщает хроника доминиканского монаха Жана Нидера). Осенью Жанна вышла замуж за некоего Роберта д'Армуаз сеньора де Тиммон.

 

Несомненно, что декан Сен-Тибо искренне считал появившуюся «деву Жанну» подлинной Жанной д'Арк. Надо лишь добавить, что разыскана другая рукопись его хроники, в которой декан признает свою ошибку:. «В этот год прибыла молодая девица, именовавшая себя Девой Франции и так игравшая ее роль, что многие были обмануты и особенно среди них наиболее знатные».

 

Тексты эти были опубликованы еще в 1683 году в журнале «Меркюр талант» и вызвали сенсацию. Тогда же был опубликован брачный контракт Жанны д'Армуаз, но оригинал его никогда не был найден, и он, по всей вероятности, является подделкой, сфабрикованной священником Винье в XVII веке. Это в равной мере относится к дарственному акту, согласно которому Роберт д'Армуаз передавал какие-то владения своей жене «Жанне, Деве Франции».

 

Приведенный в старинной «Истории Лотарингии», этот документ сопровождается разъяснением: «Это Орлеанская дева или скорее авантюристка, принявшая ее имя и вышедшая замуж за сеньора Роберта д'Армуаз». Нам известно, что Жанна д'Армуаз делала в последующие три года до ее появления в 1439 году в Орлеане.

 

Следует лишь добавить, что все эти три года горожане были в нерешительности: верить ли слухам о спасении Жанны? Они платили не только братьям дю Ли за письма от «спасшейся» Жанны б 1436 году, но и за мессу, отслуженную за упокой ее души в мае 1439 года, как раз накануне прибытия дамы д'Армуаз в Орлеан.

 

В политике Карла VII вскоре произошел перелом. В 1436 году, когда еще только был отвоеван Париж, король колебался, не стоит ли объявить Жанну д'Армуаз чудесно спасшейся Орлеанской девой (бездействие короля, ничего не сделавшего для ее спасения, сурово осуждалось в стране). Теперь же Карл предпочел не зависеть от авантюристки и использовать в своих целях память о подлинной Жанне.

 

Между тем Жанна д'Армуаз отправилась из Орлеана в области, где продолжались боевые действия против англичан. Она встретилась с маршалом Жилем де Ре, хорошо знавшим Жаену д'Арк, который поручил ей возглавлять войска на севере от Пуату. В 1440 году она прибыла в Париж, где ее давно с нетерпением ждал народ.

 

Однако парижский парламент (бывший тогда судебным учреждением), действуя, очевидно, с согласия короля, принял меры, чтобы не допустить восторженного приема Жанны д'Армуаз в столице. Еще по дороге в Париж она была арестована и под вооруженным конвоем доставлена в парламент, который объявил ее самозванкой и выставил у позорного столба. Жанна д'Армуаз признала свое самозванство, после чего ее освободили из-под ареста.

 

Где она окончила свои дни, остается неизвестным. После смерти Роберта д'Армуаз она, очевидно, побывала еще раз' замужем за неким Жаном Дуйе (некоторые исследователи, впрочем, считают, что речь здесь идет о другой женщине). В одном документе, относящемся к 1457 году, ей жаловалось прощение за то, что она именовала себя Орлеанской девой. В роду д'Армуаз сохранилась память о том, что она родила двоих сыновей.

 

Правда, и после 1440 года во Франции опять-таки появлялись лже-Жанны: одна — в 1452 году в Анжу, якобы «признанная» двумя кузенами Орлеанской девы, другая — несколькими годами позлее около города Мана. Но обеих быстро изобличили в обмане, и упомянуть о них следует лишь для того, чтобы подчеркнуть, сколь долго народная фантазия не желала примириться с гибелью национальной героини.

 

Сложнее обстоит дело с Жанной д'Армуаз.

 

Сведения о Жанне д'Армуаз известны давно (их упоминает и Аеатоль Франс в своей биографии Жанны д'Арк). Время от времени еще с начала XIX века появлялись отдельные работы, авторы которых пытались поставить под сомнение смерть Жанны д'Арк на костре.

 

За последние полтора-два десятилетия возникла целая литература на тему о спасении Жанны. Некоторые из этих работ проникнуты откровенно реакционной тенденцией. Другие, напротив, выступают против превращения истории Жанны д'Арк в житие католической святой, что так характерно для клерикальных авторов.

 

Предоставим слово одному из противников «ортодоксальной» версии, Ж. Гримо, автору работы «Была ли сожжена Жанна д'Арк?» (Париж, 1952 г.).

 

Ж. Гримо считает легендой не спасение, а смерть Жанны на костре, притом легендой, поддерживаемой для окружения Орлеанской девы ореолом святости. Обращаясь к истории пребывания Жанны д'Армуаз в Орлеане, Гримо обращает внимание на то, что ее признали горожане и дворяне, хорошо знавшие Деву по времени осады. Они даже принимали совместно с Жанной участие в коронации Карла VII в Реймсе.

 

Прошло всего каких-нибудь шесть лет с того времени, как они видели Жанну д'Арк. Имеем ли мы основание теперь, спустя более чем пять веков, оспаривать их вывод, что прибывшая в город «дама д'Армуаз» была Орлеанской девой? Вывод, что братья дю Ли признали е Жанне д'Армуаз свою сестру из корыстных мотивов, — тоже простое предположение.

 

Интересно, что та сразу после своего появления в Лотарингии поспешила связаться с братьями —смелый шаг со стороны самозванки, если он не был сделан в результате предшествовавшей договоренноасти, о которой мы не имеем никаких известий.

 

Между прочим, почему-то никто не спрашивал Жанну, где она провела предшествовавшие пять лет после своего «спасения» от костра,— очевидно, что были причины для такого умолчания и что оно нисколько не поколебало веру в правдивость утверждений Жанны д'Армуаз.

 

Что же касается хроники декана Сен-Тибо, то где гарантия, что первое ее свидетельство было результатом ошибки, а не последующее разъяснение «самозванства» являлось позднейшей тенденциозной вставкой (то же следует сказать и о добавлении, внесенном в «Историю Лотарингии», о которой шла речь выше)?

 

Наконец, почему обязательно считать брачный договор подделкой отца Вйнье (у него вряд ли могли быть на это причины)? Да и сообщил Винье о находке только своему брату, который много позднее рассказал о ней на страницах «Меркюр талант».

 

Надо далее отметить, что друзья Роберта д'Армуаз — Жан де Тонельтиль и Собле де Дэн, — поставившие свои печати на документе о передаче Жанне части владений ее мужа, знали подлинную Орлеанскую деву. Зачем они участвовали в обмане? Вообще действия самой дамы д'Армуаз малопонятны, если считать ее самозванкой.

 

Помимо одной явной неосторожности — вступления в переписку, а потом и свидания с братьями дю Ли,— она совершила и вторую: согласилась выйти замуж за небогатого сеньора д'Армуаз, отлично зная, что при заключении брака потребуются документы, касающиеся ее происхождения.

 

(Существует легенда, что Роберт д Армуаз в наказание за обман посадил свою жену в сумасшедший дом, расположенный неподалеку от Брие. Однако в роду Армуаз до сих пор сохранилась традиция чтить Жанну как самую славную из предков.)

 

Еще большей неосторожностью было то, что после того, как самозванка вышла замуж, она рискнула на путешествие в Орлеан, встречалась с Жилем де Ре. Каждое из этих действий могло привести к ее разоблачению. А то, что объявлялись в это: время и позднее лжеЖанны, нисколько не опровергает возможности существования и подлинной Орлеанской девы.

 

Наконец, еще один документ — нотариальный акт от 29 июля 1443 года, в котором зафиксировано пожалование герцогом Карлом Орлеанским Пьеру дю Ли одного имения за верную службу королю и самому герцогу. Эту службу, указывалось в нотариальном акте, Пьер дю Ли осуществлял «совместно с Девой Жанной, его сестрой, вплоть до его (или ее) отсутствия и с тех пор до настоящего времени»; В случае если речь шла об «его» отсутствии, то текст расшифровывается просто: Пьер дю Ли несколько лет находился в плену (непонятно, впрочем, почему в тексте прямо не сказано о плене).

 

Однако вполне допустимо прочесть и «до ее отсутствия», тогда это — признание того, что Жанна не погибла в 1431 году. Наконец, слова «и с тех пор до настоящего времени» вполне могли быть отнесены и «совместно» к брату и сестре, а не к одному Пьеру дю Ли, Не сознательно ли вставлена в документ эта неясная фраза? Ведь в 1443 году было уже нельзя открыто выражать сомнение в гибели Жанны д'Арк и признавать самозванку, разоблаченную парижским парламентом.

 

Все это, по мнению Ж. Гримо, дает основание заняться изысканиями: действительно ли Орлеанская дева была сожжена 30 мая 1431 года в Руане?

 

Нам известны, как уже отмечалось, все детали руанского процесса — сохранились подробные протоколы. Нет лишь одного важного документа — официального акта, удостоверяющего казнь Жанны или даже просто упоминающего об исполнении приговора. Академик М. Гарсон, известный французский юрист, изучавший историю Жанны д'Арк, считает, что составление подобного акта не требовалось судебными правилами того времени.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
 

Уважаемые вебмастера, Вы на
сайте "Пытки и казни"
работающем на
DataLife Engine.
Текущая версия 9.6.