Сделать домашней|Добавить в избранное
 

Сайт, посвященный истории
пыток и смертной казни, их
эротической составляющей

 
на правах рекламы

Остров разума

Автор: torturesru от 24-09-2016, 18:44

 

Автор: bohemicus (bohemicus)

(http://bohemicus.livejournal.com/64615.html#cutid1)


В то время, когда в Германии и других странах
сжигали десятки и сотни чародейниц, атмосфера религиозной
терпимости сделала чешские земли почти что островом разума.

Йиржи Билек, "Белые места чешской истории"


Историография средних веков делится на три категории: фантастическую, честную и богемскую. Ангажированные медиевисты живописуют средневековье в соответствии с идеологическими интересами различных политических групп. Честные авторы пытаются по мере сил разобраться, что же было на самом деле. Чешские историки пользуются швейковским национальным имиджем и с простодушным выражением лица заявляют: "Разрешите доложить, не было ничего".

Весь мир красочно описывает подвиги и злодеяния чингисхановых монголов. Чехи говорят: "И в наших анналах зафиксирована битва у Оломоуца! 1241 год, Великий Западный Поход. Кровопролитнейшая битва. Правда, её не было. Эту битву триста лет спустя выдумал Вацлав Гайeк из Либочан. Замечательный был человек. Мастер фабулы, предшественник исторического психологизма. А какой фантазией обладал!"

Все показывают туристам строившиеся по четыреста лет готические храмы, исследуют загадки кафедральных соборов, находят в них какие-то тамплиерские шифры. Чехи тут как тут: "А у нас-то какая готика - загляденье. Один собор св. Вита чего стоит. А есть ещё Карлштейн, и Крживоклат, и Пороховые ворота, и много чего другого. Всё - XIX век. Программа реготизации архитектуры. Йoсеф Моцкер, Камил Гилберт. Талантливейшие люди. Сносили целые крылья старых зданий и заменяли их готическими башнями. Сейчас так уже не строят."

Мировые музеи и библиотеки полны ценнейших манускриптов, содержащих сокровенные эпические сказания различных народов. У чехов всё, как всегда: "А вы на наши полюбуйтесь! "Рукопись краледворская", "Либушин суд", "Любовная песнь короля Вацлава"! Лучшие фальсификаты в истории, эксклюзивное качество. XIX век. Да, тогда люди ещё умели работать, а учёные патриоты вкладывали в дело всю душу. Вацлав Ганка, Йoсеф Линда... А Франтишек Горчичка? Его творения по сто лет выдерживали даже химический анализ. Фигура масштаба гениев Ренессанса!"

Наконец, дело доходит до страшного - до охоты на ведьм. Литература на любом языке наводит на читателя ужас, рассказывая о пылавших по всей Европе кострах инквизиции и называя умопомрачительные цифры жертв средневекового мракобесия. Чехи подтверждают: "Волосы дыбом становятся. Массовый психоз, всеобщая паранойя, террор воинствующего обскурантизма. Страшное дело. Хорошо, что у нас ничего такого не происходило. У нас, знаете ли, был Остров Разума. Такая уж мы нация."

Сколько людей погибло в ходе охоты на ведьм, не знает никто. Разброс данных у разных авторов просто феноменальный - от 35 тысяч до 9 миллионов человек. Верхние оценки не имеют ни малейшего отношения ни к реальности, ни к науке. О восьми-девяти миллионах говорят радикальные феминистки. До пяти миллионов насчитывают некоторые романисты (например, Дэн Браун в "Коде да Винчи";). Публицисты снижают число погибших до двух миллионов. Профессиональные историки могут называть цифры и в полмиллиона жертв, и в несколько десятков тысяч. Насколько я могу судить, чем выше научная репутация автора, тем ниже его оценка общего количества погибших.

Вполне возможно, что цифра в тридцать пять тысяч жертв обскурантизма по всей Европе соответствует действительности. Но мы вряд ли когда-нибудь сможем проверить её дoстоверность. Зато мы довольно точно знаем, сколько жертв охоты на ведьм было в Богемии и Моравии.

За 200 лет чародейницких процессов обвинения в магии и колдовстве были выдвинуты против 800 жителей этой страны. Около половины из них были либо оправданы, либо приговорены к лёгким наказаниям. Около 400 - осуждены на смерть (при этом свыше ста обвинительных приговоров лежат на совести одного судьи, о чём речь пойдёт чуть ниже).

Первые обвинения против ведьм были выдвинуты в Богемии в 1498-1502 годах. B то время под "практиками чёрной магии" подразумевались отравления. Фердинанд I в 1544 году в одном указе назвал чары ведьм мошенничеством и обманом. Максимилиан I, считавшийся криптопротестантом, ужесточил наказания за колдовство, но заявил, что осуждаться должны лишь обвиняемые, способные публично продемонстрировать результаты своего колдовства. Рудольф II, лучший друг чернокнижников, считал веру в чародеев пустым суеверием и запретил процессы против них.

Первой ведьмой, приговорённой в Богемии к смерти, стала в 1540 г. некая Маркита из Находа, укрывавшая краденое. Она призналась, что не только сотрудничала с местным разбойником Мартином Бераном, но и пыталась приворожить его, надеясь выдать свою дочь замуж за этого энергичного молодого человека.

Через год в том же Находе сожгли вдову Шмидрикалову из Рабштейна. Это была отравительница, имевшая на совести два трупа. Во время следствия она заявила, что убила мужа и любовника нечаянно, пытаясь с помощью волшебного снадобья собственного приготовления увеличить их мужскую силу.

В принципе, поработав с источниками достаточно долго, можно было бы подобным образом перечислить поимённо почти всех осуждённых. Впрочем, некоторые случаи остались бы спорными. Процесс, обычно называемый самым массовым в ходе охоты на ведьм в Богемии (1598 год, Жамберк - 21 сожжённая ведьма) известен только по источникам XIX века, и ни у кого нет уверенности, что эти события имели место в действительности.

Чешские историки занимаются и оправдательными приговорами, которыми заканчивалась половина подобных разбирательств. Некоторые из них сожалеют, что в XVI-XVII веках ещё не было жёлтой прессы, потому что фабула ряда дел безусловно заинтересовала бы бульвар, и в нашем распоряжении сегодня было бы куда больше подробностей о частной жизни той эпохи.

Например, в 1575 году в Пльзене суд оправдал Марианну, служанку Яна Бешина из Бешина, владельца поместья Свиного. Они некоторое время были любовниками, но потом Марианна надоела Яну, и он отлучил её от своего ложа. Марианна пыталась вновь приворожить господина, подсыпая ему в пищу пепел из своих волос. Прибегала она и к некоторым другим чарам, довольно пикантного свойства. Судьи приговорили её к порке за интриги против хозяина, но одновременно вынесли вердикт, гласящий: она не могла причинить ему ущерба, а потому не является настоящей ведьмой.

В 1631 году судили Маркету Штрунцову из Хиша. Eё не раз видели бегающей по лесу совершенно нагой, а потому подозревали в сношениях с диаволом. Однако диавол был ни при чём, Маркета возвращалась в таком виде от своих вполне земных любовников. Это были мужчины серьёзные и влиятельные. Они позаботились о том, чтобы Маркету оправдали.

В целом же в Богемии процессы против ведьм составляли менее одного процента от всех судебных разбирательств, которые могли закончиться вынесением смертного приговора. За исключением спорного случая в Жамберке, в стране не было зафиксировано ни одной групповой казни. Сохранившиеся документы позволяют сделать вывод, что в большинстве случаев лица, обвиняемые в колдовстве, действительно совершили те или иные преступления. Чаще всего под колдовством подразумевалось отравление людей или скота.

Повествуя об этом, чешские историки не забывают о своей швейковской маске: "Почему у нас ничего не было? Разрешите доложить, это называется чешский подход. Саботаж - наш национальный спорт."

Тем не менее, один раз охота на ведьм всё же добралась если не до Богемии, то по крайней мере до Моравии. Она затронула страну по касательной, пройдясь по узкой полосе земли вдоль польской границы. Случилось это в конце XVII века, в то самое время, когда и на другом конце мира, в Америке, охота на ведьм достигла своего апогея, и пуритане вешали салемских чародейниц.

Подлинно трагическиe события, произошедшие в Северной Моравии, вошли в историю под названием велколосинских и шумперских процессов. С 1678 по 1692 год в Велких Лосинах было сожжено 56, а в Шумперке - 48 человек. В их смерти виновен один человек - Генрих-Франц Боблиг.
Остров разума Это чудовищная история началась с того, что одна местная нищенка осквернила облатку во время причастия. Бедная женщина не проглотила облатку, а выплюнула её в тряпочку и унесла с собой. Местное поверье гласило, что этот священный предмет обладает целебной силой. Старушка хотела вылечить соседскую корову. Приходской священник Шмидт заподозрил её в колдовстве и обратился к гетману Винарскому. Винарский пригласил для расследования дела 66 летнего Боблига, имевшего опыт охоты на ведьм в Силезии.
Замок Велке Лосины. Здесь проходили заседания трибунала Боблига.
Хотя Силезия и Лужица оставались землями чешской короны до XVIII века, их история всегда изучается отдельно от истории Богемии и Моравии. В соответствии с этим подходом и процессы против ведьм, происходившие в XVII веке в Силезии, чехи не считают частью своей истории. Там было сожжено до 250 человек.

Боблиг, уроженец Силезии, получил образование в Вене и стал юристом. В его биографии довольно много белых пятен. Известно, что он жил в родной Силезии, где участвовал в преследовании чародейниц, но был исключён из трибунала. По-видимому, Боблига уволили за попытку обогатиться за счёт осуждённых. Потом он перебрался в Оломоуц, гдe стал адвокатом (кстати, скверным) и одновременно владельцем какой-то гостиницы.

Узнав об осквернении облатки, Боблиг сразу заявил, что за делом просматривается заговор ведьм и чародеев. По его предложению в трибунал было включено ещё пять человек. Никто из них не обладал юридическим образованием, а один был неграмотным. Им ассистировали палач с двумя помощниками, а также жена палача, явная садистка. Вскоре в Шумберке был сформирован другой трибунал, в составе четырёх человек. Боблиг был председателем обоих судов.

Последующие 14 лет жизни Боблигa состояли из переезда из города в город, интриг, сведения счётов с личными врагами, фальсификации доказательств, получения свидетельских показаний с помощью пыток, осуждения на смерть невинных людей и присвоения иx денежных средств.

Среди жертв Боблига были самые богатые жители Шумперка, включая патриция Каспера Сатлера, сожжённого вместе с женой и дочерью, а также шумперский декан Кристоф-Алоис Лаутнер. Осуждение последнего было настолько необычным, что посмотреть на его казнь, состоявшуюся 18 сентября 1685 года, приехали люди не только из Праги и Вены, но даже из Рима.

Магистр права и теологии Лаутнер был одним из основных противников Боблига. Против трибунала выступали и другие католические духовные. Двоих из них Боблигу удалось сжечь, один бежал из страны, ещё одного спас оломоуцкий архиепископ.

Боблиг между тем начал поглядывать на Оломоуц. Он собирал свидетельства об участии в шабашах ведьм самых богатых жителей города. Городскиe патриции обратились прямо к императору, требуя остановить Боблига. В 1692 году процессы прекратились, и местные аристократы братья Жеротины распустили сначала велколосинский, а потом и шумберский трибунал.

Боблиг в возрасте восьмидесяти лет снова женился и дожил свои дни, пользуясь богатством, обретённым в ходе конфискаций.

Историки долгое время усматривали в деятельности Боблига один мотив - обогащение. Но недавно они обратили внимание на составленныe его трибуналом протоколы. В частности, на так называемые молитвы ведьм, приписанные подследственным. Большинство текстов составлены на немецком языке, c использованием силезских выражений, несвойственныx речи моравских немцев. Нет сомнений, что их сочинил сам Боблиг. "Молитвы" полны вульгаризмов и извращённых эротических фантазий. Их писал явно нездоровый человек. По-видимому, Боблиг страдал психическим расстройством на сексуальной почве.

После роспуска его трибунала процессы против ведьм в землях чешской короны не проводились.
Остров разума Не смотря на то, что почти все участники этой драмы были немцами, чехи рассматривают деятельность трибунала Боблига как одну из самых чёрных страниц своей истории. До этого в их стране не происходило ничего подобного. В последующие 250 лет - тоже. Потом пришли коммунисты, и политические процессы начала пятидесятых лет оживили память об охоте на ведьм.

В 1963 году Вацлав Каплицкий написал роман "Молот ведьм", посвящённый судьбе декана Лаутнера. В 1969 году Отакар Вавра снял по этой книге мощный, полный трагизма фильм. Хотя с экрана произносились тексты подлинных обвинений и признаний XVII века, ни у кого не было сомнений, что это прозрачная аллюзия процессов времён Готвальда. Власти убрали фильм на полку, а телевидение показало его только после 1989 года.
Кадр из фильма Отокара Вавры "Молот ведьм" (1969 г.), посвящённого деятельности трибунала Боблига
В 1998 году специальная комиссия Оломоуцкого архиепископства провозгласила декана Лаутнера Свидетелем Веры. Архиепископ Ян Граубнер принёс официальные извинения за участие церкви в процессах. Одновремено он напомнил, что трибунал учредили нe церковные, а светские власти.

С формальной точки зрения Лаутнер и другие жертвы охоты на ведьм до сих пор не реабилитированы. Поскольку приговоры Боблига никто не отменял, юридически они остаются в силе.

Это напоминает нам, что в самой сути государства есть нечто глубоко кафкианское.

 

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
 

Уважаемые вебмастера, Вы на
сайте "Пытки и казни"
работающем на
DataLife Engine.
Текущая версия 9.6.