Жеральда де Лавор (Guiraude de Lavaur)

Одним из символов Южной Франции, символом мужества и верности своим идеалам стала Жеральда де Лавор (Guiraude de Lavaur), более известная как Жеральда де Лорак (Guiraude de Laurac), или Дама Жеральда (Dame Guiraude). Нам неизвестна точная дата ее рождения, но зато хорошо известна дата ее мученической гибели - 3 мая 1211. В этот день она стала одной из легендарных фигур сопротивления завовевателям-крестносцам во время крестового похода против альбигойцев и одной из самых известных фигур XIII века.

 

Она была дочерью Бланки де Парасколь (Blanche de Paracol) и Сикарда II (Sicard II), известных как владельцы Лорака (Laurac) и Монреаля (Montréal).

1211 был отмечен рядом важных политических событий в борьбе Монфора за контроль над землей Транкавелей. Во-первых, Педро Арагонский признал Симона как виконта Безье и Каркассона и своего вассала. Во-вторых, в январе произошла повторная экскоммуникация Раймонда VI, графа Тулузы папским легатом, в апреле папа подтвердил ее. Это означало, что Раймонд больше не считался крестоносцем, а его владения не защищались папой.

После сдачи Кабаре крестоносцы двинулись к городу Лавору, занимавшему важное положение и также имевшему репутацию гнезда еретиков. Лавором владела дама, Жеральда де Лавор, которую поддерживал ее брат, Аймери де Монреаль, изгнанный из своих владений Монфором. Город был хорошо защищен, он стоял над рекой Аго, скалистый склон защищал его с одной стороны, с другой были толстые стены – такие толстые, что защитники могли ездить по ним верхом, как сообщает Пьер де Во-де-Серне.

 

Сначала крестоносцам хватило сил лишь на то, чтобы организовать осаду с одной стороны, но после подхода подкреплений они построили деревянный мост через Аго и ограду вокруг Лавора.

Лавор, современная панорама и вид на реку.

В конце апреля граф Фуа Раймонд-Роже перехватил колонну немецких крестоносцев, идущих на помощь Монфору, разбил ее у деревни Монжи. Как сообщают, 5000 было убито, но это число представляется невероятным. В мае Монфор разрушил деревню в отместку за эту резню.

 

Несмотря на отсутствие подкреплений осадные машины Монфора делали свое дело, как и при Минерве и Терме. Рьер де Во-деСерне описывает это так: Сначала построили машину, называющуюся кошка. Когда она была готова, ее втащили в ров вокруг Лавора, затем с большими усилиями они притащили дерево и ветки, которые связали и наполнили ими ров. Когда стена была разрушена, крестоносцы ворвались в город, 3 мая, и взяли его. Монфор решил сделать из города показательный урок по нескольким причинам, включая то, что Аймери де Монреаль в 1210 присягнул ему, из-за длительности осады и резни над немецкими крестоносцами. Дальнейшее может служить примером безжалостности Монфора и его методов подавления сопротивления.

 

3 мая 1211 г. крестоносцами был захвачен Лавор, который совместно с братом Аймери де Монреаль (Aimery de Montréal или Aimeric-de-Montréal) защищала его владелица, Жеральда де Лавор (Guiraude de Laurac, вдова прежнего сеньора Guilhem Peyre), чаще известная под именем Дама Жеральда (Dame Guiraude), поскольку считается, что она стала катарской Совершенной. Оборона города была настолько упорной, что привела врагов в бешенство и те жестоко отомстили попавшим в плен защитникам.

 

Как рассказывает об этом событии "Песня об альбигойском крестовом походе" (La Chanson de la croisade albigeoise), поэма, написанная на оксита́нском язы́ке (или провансальский язык; (окс. occitan, óucitan, — языке коренного населения Окситании, юга Франции, и ряда сопредельных районов Испании и Италии) в период 1204-1218, авторство которой приписывается Guillaume de Tudèle (Guilhèm de Tudèla по окситански):

 

C'anc mais tant gran baro en la crestiandat
No cug que fos pendutz, ab tant cavar de latz;
Que sol de cavaliers n'i a ladoncs comtat
Trop mais de quatre vins, so me dig un clergat...
 
Estiers dama Girauda qu'an en UN potz gitat:
De pieras la cubriron; don fo dols e pecatz,
Que ja nulhs hom de segle, so sapchatz de vertatz
No partira de leis entro agues manjat.

 

"Никогда еще в христианском мире не вешали

столь знатных баронов и рыцарей,

как сказал мне писарь - их было восемьдесят,

более того, они бросили госпожу Жеральду в колодец,

завалили ее камнями, накидав их с горкой,

Это был тяжкий грех и горе,

ведь ни один человек не уходил от нее голодным,

она привечала всех».

 

В Лаворе находились 400 совершенных, мужчин и женщин; по крайней мере можно так предположить, учитывая, что, войдя в город, крестоносцы сожгли 400 еретиков. Это число впечатляет, и надо отдать должное мужеству Жеральды, владетельнице города, не побоявшейся дать убежище совершенным.

 

О расправе с побежденными подробно рассказывает Pierre des Vaux de Cernay (§227, p 117):

Вскоре Аймери (Aimeric), бывший владелец Montréal, о котором мы говорили ранее, был выведен из Лавора вместе с восьмюдесятью другими рыцарями. Благородный граф [имеется в виду де Монфор - de Montfort] приказал повесить их на похожих на вилки виселицах. Однако Аймери оказался настолько тяжел, что плохо закрепленна в земле виселица обрушилась, ровно как и виселицы под некоторыми другими осужденными. Тогда граф опасаясь растянуть казнь на длительное время приказал предать мечу оставшихся в живых осужденных, что наши крестоносцы и выполнили с большим воодушевлением, изрубив их на месте. Граф приказал. чтобы сеньору Лавора (Lady of Lavaur), сестру Аймери и еретичку самого худшего толка, бросили в колодец и завалили камнями. Наши крестоносцы с "радостью в сердце" ("with great joy" - cum ingenti gaudio) сожгли остальных нераскаявшихся еретиков.

 

Слева: "Казнь Дамы Жеральды при взятии Лавора" (Dame Guiraude Supplice, Prise de Lavaur, миниатюра из Histoire du Catharisme, Quintilla y Cardona, S-L Barcelone, ed Orient)

 

На миниатюре мы видим как пленницу бросают в колодец, сбоку от нее руины ее замка и собор святого Алана (the Cathedral of Saint Alain), что является явным анахронизмом, поскльку собора тогда еще не было. На заднем плане мы видим пламя и дым от костров, на которых сжигают заживо 400 катаров попавших в плен.

 

Ниже миниатюры мы видим текст: "В 1211 году, город Лавор (Lavaur) был осажден Симоном де Монфором (Simon de Montfort) и его крестоносцами, отважная Дама Жеральда (Dame Guiraude / Lady Geralde), в наказание за героическое сопротивление была брошена живой в глубокий колодец и завалена тяжелыми камнями. Все это было сделано по приказу жестокого барона".

 
Осадная машина - "кошка", оснащенная тараном.
 
Расправа над Аймери и Жеральдой, к сожалению картинка ужасающе маленькая по размерам. Средневековая миниатюра.

Cathares-René Nelli

Казнь Дамы Жеральды

(Le souvenir de dame Giraude) - XIX век

Казнь дамы Жеральда де Лавор (Dame Guiraude)

Неизвестный источник — средневековая миниатюра приведена в книге "История катаров" (Quintilla y Cardona, Histoire du catharisme)

80 рыцарей, а скорее простых воинов, разделили судьбу своего сюзерена. Хронист отмечает: никогда еще в христианском мире столь знатный сеньор не был повешен своим же собратом. Говорят, тяжести его не выдержала виселица… Леди Жеральду по некоторым свидетельствам раздели догола и сперва подвергли групповому изнасилованию, а затем, связанную по рукам и ногам, живую сбросили в сухой колодец и закидали камнями.

 


Estiers dama Girauda qu'an en un potz gitat,
De peiras la cubriron; don fo dols e pecatz,
Que ja nulhs hom del segle, so sapchatz de vertatz,
No partira de leis entro agues manjat.

En outre dame Guiraude ils ont en un puits jetée,
De pierres la couvrirent ; dont fut dol et péché,
Car nul homme au monde, pour vrai le sachez,
Ne se sépara d'elle, sans qu'il eut mangé.

Французская молва, согласно приведенной песни, приписывает крестоноцам подлое вероломство, говоря, что те сперва обещали полное прощение сдавшимся защитникам, а затем нарушили свою клятву (в действительности так не было).

В дальнейшем эта история пересказывалась в работах Bernard Carayon, Bertran de la Fage, Daniel Riffa, Jean-Paul Cazes.
 
 

"Осада Лавора" La siège de Lavaur,

картина маслом по дереву, 1960,

Jacques Fauché

Жителей Каркассона изгоняют из города во время осады войсками Симона де Монфора. Средневековая миниатюра

Расправа над альбигойцами (Le massacre des albigeois) - Paul Lehugeur - XIX век

Костры Монсегюра (Le bûcher de Monségur) - Emile Bayard - XIX век

 Тема гибели отважной Дамы Жеральды достаточно часто становилась сюжетом французских художников. Особенно это характерно для ее родного города лавора, за свободу которого она отдала жизнь и героиней которого и является.
Для современной традиции свойственен больший трагизм, переходящий в некую эротику, поскольку женщину обычно изображают обнаженной и в самом расцвете красоты. Так видно на картине Jacques Fauché и на также приведенной слева картине неизвестного автора, попавшей на обложку журнала Археологическое общество Лавора, посвященного героине. Полагаю, что эротические вставки об изнасиловании и возможной беременности казненной также дань современности.
  
Даму Жеральду бросают в колодец (Dame Guiraude jetée dans un puits), 1960, - Jacques Fauché

Теперь немного о дальнейшей судьбе участников события. Симон де Монфор (Simon de Montfort) спустя 7 лет 25 июня 1218 года был убит выпущенным из метательной машины камнем во время осады Тулузы. Был похоронен в городе Каркассон, затем, согласно воле своего старшего сына и наследника Амори, перезахоронен в монастыре неподалёку от родового замка. Automobilių dalys internetu pigiau Kaune ir Vilniuje pigiausiosdalys.lt

 

Слева приведены иллюстрации на эту тему - выше, французская историческая открытка XIX века, ниже - иллюстрация работы Alphonse-Marie-Adolphe de Neuville для книги François Guizot (1787-1874), "The History of France from the Earliest Times to the Year 1789", изданной в Лондоне, 1883 (The Death of Simon de Montfort at the siege of Toulouse), приводят два варианта - цветной и черно-белый, поэтому выложили оба.

 

В 1224 году Амори VI де Монфор, поняв безнадежность своего положения, отказался от прав на земли в пользу французской короны. Впоследствии Амори де Монфор принимал участие в Крестовом походе 1239 года. В сражении с мусульманами при Газе он попал в плен и был заточён в Каире, где провёл два года в ожидании выкупа. Будучи наконец выкуплен из плена, он отправился во Францию, однако по пути умер в Отранто в 1241 году, в возрасте 49 лет.

 

Младший сын Симона, Симон де Монфор, 6-й граф Лестер, стал главой сопротивления баронов королю Англии Генриху III. Его силы окружены при Ившеме 4 августа 1265 г. Симону предлагают бежать. У него еще был шанс убежать и лично спастись. Но он сказал своему сыну: «Вручим наши души Господу, ибо наши тела во власти врагов» Они умерли вместе в отчаянной атаке против превосходящих сил врага, а их тела действительно постигла страшная участь – победители надругались над трупом Монфора, отрезали голову и надели ее на копье, отрубленные руки и, по некоторым свидетельствам, половые органы отправили в качестве подарка Матильде, жене Роджера Мортимера, победившего Симона, в Вигморский замок. Оставшиеся части тела разослали по другим городам.

Как ни странно, история с телом Дамы Жеральды не закончилась. В 1997 г. во время перестройки старинного здания, когда-то принадлежавшего Ордену госпитальеров (chevaliers l'Hôpital de St-Jean de Jérusalem), на улице Дальбаж в Тулузе (rue de la Dalbade, à Toulouse) был найден таинственный саркафаг. На его крышке была высечена женская фигура, сбоку геральдическое изображение башен, очень похожих на герб на замке сеньоров Лорак (seigneurs de Laurac), разрушеном после 1229, и на аналогичной на Башне Антиохии ( la Tour d'Antioche), старинном замке в коммуне Payra-sur-l'Hers, чьи владельцы были вассалами сеноров Лорак. Некоторые связывают это загадочное погребениес именем легендарной еретички. Хорошо известно, что госпитальеры не отказывали в христианском погребении знатным людям, впавшим в ересь.

 

Так что не исключено, что спустя какое-то время после варварской расправы тело казненной было тайно извлечено из колодца и перезахоронено уже в саркофаге. Возможно познейшие исследования раскроют секрет этой "Госпожи Лорак" ("la dame de Laurac"), как ее назвали археологи. Герб на камне и в самом деле напоминает современный герб города Лавор.

  В родном же городе Жеральда де Лорак известна всем. В ее чесь названа улица.
   
Собор святого Алана (the Cathedral of Saint Alain) в представлении многих якобы бывший свидетелем гибели защитников независимости графства Тулузского. Сейчас считают это вымыслом. хотя самая древняя часть собора и в самом деле относится к XIII веку...
На предполагаемом месте казни установлен памятник, символизирующий Надежду к свободе. На табличке на нем говорится, что он посвящен семье Лавор, отдавшей свои жизни за независимость Окситании.
  Отважной жизни и гибели Жеральды посвящены спектакли.

В 2011 г. в годовщину ее гибели Археологическое общество La Société Archéologique de Lavaur организовало конференцию в память героических защитников своего города
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Комментариев 0