Сожжение заживо

Сожжение заживо

О Филиппе Адольфе Эренберге, который был вюрцбургским епископом в 1623-1631 годах, следует сказать особо. В одном только Вюрцбурге он организовал 42 костра, на которых были сожжены 209 человек, в том числе 25 детей в возрасте от четырех до четырнадцати лет.

 

Среди казненных были самая красивая девушка, самая полная женщина и самый толстый мужчина - отклонение от нормы казалось епископу прямым свидетельством связей с дьяволом.

 

Костры и колдовство

 

Следует провести четкую грань между «колдовством» и «магией», хотя оба преступления по всей Европе веками карались костром.

 

Магия призвана подчинить высшие силы воле человека, тогда как колдовством вызывают злых духов, точнее говоря — демонов, в основном для любовного приворота или заговора «на смерть».

 

Возникнув в Фессалии, колдовство распространилось в Греции и Риме. Приворотные зелья, темные чары и ворожба творились в тайных лабораториях, прозванных «математическими» (магистры оккультных наук, пророки и астрологи в те времена назывались «математиками»). С момента возникновения христианства колдуны склонились к демонизму, поклоняясь Сатане и Вельзевулу, мистический культ породил пресловутый «договор с дьяволом» и шабаш, на который он являлся в облике козла.

 

На шабашах происходили оргии и вершились темные дела — так было вплоть до Средневековья. Среди криминальных практик выделим «черную мессу», на которой младенцам перерезали горло, собирая их кровь в потир. Обычно черную мессу проводили ради любовного приворота на обнаженном теле заинтересованного лица. Монтес-пан, фаворитка Людовика XIV, замешанная в деле о ядах, тоже практиковала черные мессы, чтобы завоевать, а потом сохранить любовь монарха.

 

Но главным был обряд заключения сделки с дьяволом: колдун отдавал свою бессмертную душу взамен на временное обретение злой дьявольской силы.

 

Колдуны готовили приворотные зелья, отравленные настойки, мази по загадочным формулам и рецептам, вызывали духов умерших, предавались свальному греху, когда адепты зла продавали инкубам и суккубам свои тела в обмен на способность наводить порчу, сглаз и колдовские чары.

Ян Люйкен.

Костёр в Амстердаме в 1549 г.

Гравюра XVII в.

Сожжение заживо
Фрагмент гравюры 1591 г.
Сожжение заживо

Наказаные еретиков.

Из серии «Религиозные гонения».

Гравюра. XVII в. Частн. кол.

Сожжение заживо

Сожжение бунтовщиков по велению царя Ирода.

Гравюра, опубликованная в XVI веке во «Всеобщей истории».

Частн. кол.

Сожжение заживо

Колдовство преследовалось во все времена, Церковь подвергала колдунов самым жестоким и суровым гонениям. Древние иудеи, греки и римляне наказывали колдовство смертью. Первые костры стали возводить при Хильдери-ке I, в V веке, и они быстро распространились по всей Европе.

 

Изначально за колдовство судили церковные суды, но в конце XV века им занялись суды светские. Иногда созывались смешанные суды, поскольку эти дела затрагивали интересы государства, общественной морали и Церкви. Одним из таких был суд четырнадцати уполномоченных под руководством Ло-бардемона, учрежденный в 1634 году для процесса по делу кюре Урбена Гран-дье и урсулинок из Лудена. Урбен Гран-дье, талантливый проповедник, светский, образованный и очень красивый мужчина, имел сильное влияние в Лудене, совмещая посты кюре Сен-Пьер-дю-Марше и каноника капитула Святого Креста. Он флиртовал с кающимися грешницами, конфликтовал с местными землевладельцами, но главное - обрюхатил дочь королевского прокурора Тренкана. Епископ Пуатье Ларошпозе приказал арестовать Грандье, но архиепископ Бордо Эскомбло де Сурди поддержал Грандье и вернул ему свободу.

 

Урбен Грандье с триумфом вернулся в Луден, который разделился на два лагеря. Страсти накалялись, и против Грандье составился заговор, тем более что он завел роман с красавицей Мадлен де Бру.

 

Каноник Миньон возглавил противников беспутного «кюре». Пустили слух, что в монастыре урсулинок многие монахини одержимы дьяволом. Грандье обвинили в наведении порчи. Якобы он перебрасывал через стену монастыря розы и другие цветы, и всеми, кто вдыхал их аромат, овладевал дьявол. Вскоре весь Луден уверился, что этот дурной священник продал душу дьяволу. Церковь начала расследование, но Ришелье перевел дело в уголовную сферу.

 

«Огненный суд»

 

Председатель суда Жан де Марен, барон де Лобардемон, получил от короля чрезвычайные полномочия. Он вызвал экзорцистов, и те добились исключительных результатов, все монахини выглядели одержимыми или же искусно притворялись.

Бессонов Николай.

Обречённые.

Рисунок. 2002 г.

Сожжение заживо

Бессонов Николай.

Смертница. Рисунок.

1992 г.

Сожжение заживо

Бессонов Николай.

Костёр. Х., м. 1994 г.

Сожжение заживо

Помимо экзорцистов, как пишет Роми в «Истории происшествий», «никто не верил в «настоящую одержимость» — ни врачи, ни Жан де Марен, барон де Лобардемон. Специальный уполномоченный Его Величества видел в суде способ избавиться от Урбена Грандье, открыто враждовавшего с кардиналом.

 

Монахини каждый день совершенствовали свою дьявольскую игру. Скандал разрастался. Вызвали еще экзорцистов. Провели публичные сеансы экзор-цизма, во время которых демоны через монахов отвечали на вопросы и подписывались под признаниями! Недоставало только доказательства вины Урбена Грандье. Его предоставили демоны во время допросов монахинь, однако, поскольку демоны считались лгунами, их свидетельства нельзя было принимать в расчет.

 

Однако господин де Лобардемон обошел эту трудность, постановив следующее: «Демоны всегда говорят правду, если им приказывает священник римской Церкви». Урбен Грандье был арестован 7 декабря 1633 года и отправлен в огонь послушными судьями на основе показаний демона и его приспешников. Несмотря на пытки, Грандье отказался подписать признание и был сожжен заживо на глазах у семи тысяч любопытных зевак».

 

Грандье принял свою ужасную участь с замечательной твердостью. Человек, несмотря на его весьма скверные нравы и поведение, был, очевидно, сильный духом, мужественный и, по-видимому, стоявший духовно много выше своих современников. Он спокойно рассудил, что дело его пропащее, что отстоять себя, т.е. доказать всем этим людям, судившим его, что они нелепо и слепо заблуждаются, он не в силах и что ему надо без разговоров покориться. Сохранилось предание, что за два часа до смерти он спокойно напевал какую-то песенку.

 

После приговора Грандье увещали выдать сообщников, обещая за это смягчение кары. Он отвечал, что у него никаких сообщников нет. Кто-то из заклинателей произнес ему в назидание чувствительнейшую речь, которая исторгла слезы у всех присутствовавших; один только Урбан нимало не был тронут этой речью. На месте казни духовник-капуцин протянул ему крест, Грандье отвернулся от него. Его уговаривали исповедаться, он сказал, что недавно исповедовался. Палач, накинув ему на шею веревку, хотел его задушить, прежде чем его опалит огнем костра, но веревка перегорела, и Урбан упал в огонь.

 

Историк Анкетиль пишет, что «Огненный суд», прозванный так потому, что практически приговаривал к сожжению, был учрежден Карлом VII для расследования дел о колдовстве. Самый знаменитый процесс, известный как «Дело о ядах», состоялся в 1679- 1680 годах в Арсенале. В деле было намешано многое: убийства, отравления, колдовство. Когда разоблачения коснулись маркизы де Монтеспан, Людовик XIV приказал приостановить слушания. Когда они возобновились, все показания, где фигурировало имя фаворитки, из дела исчезли.

 

Костры в Европе пылали так ярко, потому что достаточно было бездоказательного обвинения или беспочвенного подозрения, чтобы отправить человека в огонь.

 

Одно время в соборах даже завели специальные ящики для доносов, объявив прихожанам, что разоблачение колдуна или ведьмы - дело богоугодное. Многие увидели в этом отличный способ избавиться от своих врагов или рассчитаться с долгами. Тюрьмы были переполнены, и на один погасший костер приходилось два новых. Некий Жан Даниэль из Роттенбаха (Бавария) изобличил более двухсот колдунов.

 

В Малине (современная территория Бельгии) в период с 1370-го по 1390 год было разжжено пятьдесят три костра. Шестьсот двадцать две казни были осуществлены другими способами, то есть каждый десятый осужденный был обвинен в колдовстве, магии или ереси.

 

В конце XVI века за четыре года, с 1590-го по 1594-й, в Нордлингене, немецком городке с шеститысячным населением, нашлось тридцать пять ведьм, заслуживших казни на костре.

 

Во Франции своими доносами прославился бургундский пастух Мюге, известный как «Маленький пророк», который отправил на костер почти четыре десятка человек.

 

В швейцарском графстве Люцерн между 1400 и 1675 годами в реестрах упоминаются шестьсот процессов над ведьмами: больше половины завершились костром.

Бессонов Николай.

Костёр. Х., м.

1989-1990 гг.

 

Сожжение заживо

Бессонов Николай.

Костёр. Х., м. 1992 г.

Сожжение заживо
Сожжение заживо

Страницы:
1 2 3 4 5 6 7
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Комментариев 0