Сожжение заживо

Сожжение заживо

Последнее сожжение в огромных размерах было устроено архиепископом Зальцбургским в 1678 году; при этом жертвой святой ярости пало 97 человек. Ко всем этим казням, известным нам по документам, мы должны присоединить еще, по крайней мере, столько же казней, акты которых потеряны для истории. Тогда окажется, что каждый город, каждое местечко, каждое прелатство, каждое дворянское имение в Германии зажигало костры, на которых погибали тысячи людей, обвиненных в колдовстве”.

 

Одним из первых правителей, разжегших костры в Европе, стал Фридрих II Сицилийский, страстный враг еретиков. Изданные им в 1224 году законоположения повлияли на решение Папы Григория IX создать суды инквизиции. Герцоги Тибо X Шампанский и Раймон VII Тулузский тоже отличились пристрастием к огню. На счету первого сто восемьдесят три еретика, сожженных на основании подозрений архиепископа Реймса, второй по аналогичной причине разом сжег девяносто человек неподалеку от Ажана.

Сожжение в соломенном шалаше.

Иллюстрация к воспоминаниям Г. Лоэра.

1676 г. 

Сожжение заживо

Присвоение имущества сыграло не последнюю роль в суровости наказания.

 

Изначальная идея огня, стирающего с лица земли следы преступления и вместе с тем очищающего душу преступника, неизбежно должна была привести на костер тех, кто покушался на устои общества. В европейских странах политические режимы основывались на христианской вере, за пять видов тяжких преступлений против веры виновных почти сразу отправляли на костер: сексуальные преступления, скотоложство, колдовство, отравление, тесно связанное с магией, и, наконец, самое серьезное из всех — ересь.

 

Для начала заметим, что на костер всегда посылали тех, кого хотели наказать показательно. Как правило, речь шла о самых жестоких уголовных преступлениях. Так, регулярно сжигали береговых разбойников, заманивавших корабли на рифы с целью грабежа, и матерей, совершивших не одно детоубийство.

 

Многочисленные уголовные дела доказывают, что костер считался одним из тягчайших наказаний. К примеру, в 1593 году два священника убили кюре де Сен-Мартена в Париже. Первого сожгли заживо, тогда как второго повесили, признав менее виновным.

 

В Англии до 1790 года за измену полагалось четвертование. Применение такой казни к женщинам шокировало, и ее заменили костром, который, по словам лорда Логборо, «производил на зрителей куда более сильное впечатление, чем простое повешение». Во Франции по той же причине казнь на костре просуществовала вплоть до революции. Напомним, наконец, что народная ярость часто выплескивалась огнем. Типичный тому пример - случай Кончини. Его застрелили на улице с дозволения молодого Людовика XIII и отвезли в церковь Сен-Жермен-Локсеруа. Толпа накинулась на труп: его вываляли в грязи, повесили вниз головой, отрезали нос, уши и половые органы. Натешившись, его «как друга дьявола и врага» бросили в костер. Но Кончини не горел, и тогда раздались выкрики, что это колдовство. Кто-то вскрыл ему грудь ножом, вытащил сердце, поджарил на костре и съел. «Негодяи всех мастей, — пишет Роми в своей «Истории происшествий», - извлекли хорошую выгоду из его останков, выставив на продажу фрагменты костей и недожаренных кусков плоти». Отдельные не слишком щепетильные граждане продавали «почки барана за две четверти экю, утверждая, что это почки маршала, и в результате таковых набралось порядка сорока штук». Некий прохвост собрал пыль, смешанную с прахом «итальянца», и задорого продал ее нескольким колдунам-любителям: четверть экю за тридцать граммов.

Ян Люйкен.

Сожжение Анны Хендерикс в Амсердаме в 1571 г.

Гравюра. Конец XVII в.

 

Сожжение заживо

Сожжение на коромысле.

Гравюра. XVII в.

Сожжение заживо

Сожжение на длинной цепи.

Гравюра XVII в.

Сожжение заживо

Костры и сексуальные преступления

 

В далеком прошлом супружеская измена каралась костром. Во многих европейских странах вплоть до первой половины XVIII века сжигали и виновных в инцесте. Под инцестом понимались отношения между родственниками: братом и сестрой, сыном и матерью, отцом и дочерью, а также между вдовцом и матерью его жены, между мужем матери и дочерью жены от первого брака. За содомию - преступление против природы человека - на костер посылали уже при Людовике Святом, который в составленном им Своде постановлений обычного права и законов приравнял это преступление к ереси. Законоположения Фридриха II за содомию также предусматривали костер. В некоторых итальянских государствах к сожжению приговаривали только после «третьего проступка». Во Франции даже XVIII век, век Просвещения, не изменил отношения к этому «противоестественному» преступлению.

 

В мае 1726 года лотарингского дворянина Этьена Бержерона Дешафуа сожгли в Париже по обвинению в содомии. Уголовная полиция нашла у него список из двухсот имен, в том числе весьма знатных людей, которым он поставлял мальчиков. Расследование было невозможно — «скандал замарал бы весь двор», дело спустили на тормозах, а потом и вовсе про него забыли. Двадцатью четырьмя годами позже, в июле 1750 года, на Гревской площади развели два костра: для восемнадцатилетнего колбасника и двадцатипятилетнего столяра, которых поймали ночью на улице на месте преступления.

 

В Англии инквизиция уничтожила “всего лишь” около тысячи человек (такое “малое” число связано с тем, что там при проведении дознания к подозреваемым не применялись пытки). Я уже упоминал, что при Генрихе VIII сжигали прежде всего лютеран; католикам “везло” - их вешали. Впрочем, иногда для разнообразия лютеранина и католика привязывали спиной друг к другу и в таком виде возводили на костер. В Италии, после опубликования в 1523 году буллы о ведьмах папы Адриана VI, адресованной инквизитору района Комо, в этом районе стали ежегодно сжигать более 100 ведьм.

Массовая казнь в 1571 г.

Зарисовка из хроники того времени.

Сожжение заживо

Ведьма на костре.

Рисунок XVI в.

Сожжение заживо

Сожжение беременной женщины.

Гравюра XVII в.

Сожжение заживо

Во Франции первое известное сожжение состоялось в Тулузе в 1285 году, когда одну женщину обвинили в сожительстве с дьяволом, от чего она якобы родила помесь волка, змеи и человека. В 1320-1350 годах на костры в Каркасоне взошли 200 женщин, в Тулузе - более 400.

 

В той же Тулузе 9 февраля 1619 года был сожжен известный итальянский философ атеист Джулио Ванини. Процедура казни регламентировалась в приговоре так: “Палач должен будет протащить его в одной рубахе на циновочной подстилке, с рогаткой на шее и доской на плечах, на которой должны быть написаны следующие слова: “Атеист и богохульник”.

 

Палач должен доставить его к главным вратам городского собора Сент Этьени там поставить на колени, босым, с обнаженной головой. В руках он должен держать зажженную восковую свечу и должен будет умолять прощении Бога, короля и суд. Затем палач отведет его на площадь Сален, привяжет к воздвигнутому там столбу, вырвет язык и задушит его. После этого его тело будет сожжено на приготовленном для этого костре и пепел развеян по ветру.

Последний путь осужденных
Сожжение заживо
Сожжение заживо
Сожжение заживо

Историк инквизиции свидетельствует о безумии, охватившем христианский мир в XV-XVII веках: “Уже больше не сжигали колдуний поодиночке или парами, а десятками, и сотнями.

 

Говорят, что один женевский епископ сжег в три месяца 500 колдуний; епископ Вамберга - 600, епископ Вюрцбурга - 900 В 1586 году в Рейнских провинциях запоздало лето и холода держались до июня; это могло быть делом только колдовства, и трирский епископ сжег 118 женщин и 2 мужчин, у которых исторгли сознание, 410 это продолжение холодов было делом их заклинаний”.

Ян Люйкен.

Приготовления к казни в 1544 году.

Гравюра XVII в.

Страницы:
1 2 3 4 5 6 7
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Комментариев 0