Колесование (крестование)

Колесование (крестование)

Во Франции и Германии это был излюбленный метод наказания за государственные преступления. Он был очень популярен, поскольку вызывал долгие страдания жертвы. По своему смыслу он было аналогичен распятию древности, но кроме того и исключало всякую возможность спасти подвергнутого этой казни, поскольку выжить ему уже не удалось бы.

 

Колесование — смертная казнь, при которой приговоренного привязывают к колесу, кресту и переламывают кости заживо. Уже в эпоху Генриха IV осужденных ломали на так называемом андреевском кресте, а колесо служило исключительно для демонстрации агонии человека. Название закрепилось за таким способом умерщвления, хотя правильнее было бы именовать его «казнью на кресте».

 

Переламывание частей тела — один из древнейших правовых методов казни. Эта казнь существовала еще в глубокой древности, и когда старорежимных судей упрекали за применение столь жестокого наказания, они отвечали: «Вот уже тысяча шестьсот лет преступников наказывают таким образом».

 

В Галлии при Меровингах этот способ был самым распространенным. Грегуар де Тур пишет о наказании одного лжесвидетеля: «Не думаю, что даже металл вынес бы те удары, которым подвергли этого несчастного».

 

В 1532 году Карл V официально ввел казнь колесованием в Священной Римской империи. Помимо нее Кодекс «Каролина» предусматривал еще шесть других видов казни, действовавших веками.

 

В Германии колесование очень скоро стало одним из самых распространенных приговоров. Палач из Нюрнберга по имени Франц записал в дневнике, что за время своей службы в период между 1573 и 1617 годами, он казнил триста шестьдесят одного человека, из них двести колесовал.

 

Бенедикт Карпцов, чей знаменитый «Трактат о казнях» слыл в XVII веке шедевром уголовной юриспруденции и служил руководством для всех судей Германии, мог похвастать тем, что за свою долгую судебную карьеру с 1620 по 1666 год вынес двадцать тысяч смертных приговоров, то есть в среднем по четыреста тридцать в год, добрая треть из которых пришлась на колесование.

Винчиале Энрикес, организатор убийства Иосифа I,

был колесован заживо.

Гравюра. XIX в.

Частн. кол.

Колесование (крестование)
Колесование (крестование)

На двух гравюрах выше видно,

что для переламывания костей используется

т.н. "колесо дробления".

Колесование (крестование)

Пруссия отменила колесование только в 1851 году, Ганноверское королевство несколькими годами раньше, в 1840-м.

 

Колесование фигурировало и в «Терезиане» — уголовном кодексе императрицы Марии-Терезии, изданном в 1768 году. Отменили его только в 1781-м.

 

Во Франции эта казнь - одна из самых жестоких и применявшаяся чаще других - просуществовала до революции.

 

Колесование ввел Франциск I, позаимствовавший его в Германии, дабы внушать «страх, ужас и назидание», во всяком случае, так гласил его эдикт от февраля 1534 года. Вот как описывается колесование в труде неизвестного автора XVII века: «Осужденного клали на спину на две балки, соединенные на манер андреевского креста, и привязывали конечности к перекладинам. На кресте были выдолблены выемки в местах сочленения частей тела. Палач, вооруженный железным ломом квадратного сечения четырехсантиметровой ширины с закругленной ручкой, одну за другой ломал конечности двумя сильными ударами в тех местах, где из-за впадин кости находились на весу. К восьми ударам, необходимым, чтобы переломать руки и ноги, добавляли два-три удара в грудь, так называемые «удары милосердия», которыми завершали казнь».

 

На самом деле эти «удары милосердия» редко оправдывали свое название: в большинстве случаев агонизирующего и невыразимо страдающего человека снимали с креста и привязывали его изломанное тело к колесу телеги, с которого спиливали выступающую часть втулки, чтобы поставить колесо горизонтально на поворотную ось.

 

Зачастую, если осужденный был еще жив, палач, желая продемонстрировать, что хорошо поработал, заводил ему руки за спину, а ноги за голову и в таком трагикомическом положении предъявлял его людям.

 

Осужденный, уточнялось в эдикте короля, должен быть обращен лицом к небу «для наказания так долго, как будет угодно Господу нашему Иисусу Христу».

 

Случалось, что такое «наказание» длилось очень долго.

Казнь на колесе.

Девятый смертельный удар.

Гравюра. XIX в. Частн. кол.

Колесование (крестование)

Пруссия и Ганноверское королевство отменили колесование только в середине XIX века.

Частн. кол.

Колесование (крестование)

Начинали с того, что ломали конечности.

Гравюра. Частн. кол

Колесование (крестование)

Обычно, при этой казни узника приводили на место и раздевали догола, изредка оставляя на нем пару кальсон. В тех редких случаях, когда такой казни подвергалась женщина, на нее из соображений приличия надевали короткие штаны.

 

Обреченного укладывали на колесо или андреевский крест, на орудии или были выемки в местах перебивания кости или  под суставы (запястья, предплечья, лодыжки, колени и бедра) подкладывали клинья или поленья (в европейских странах - специально фиксированные струбцины), дополнительными веревками фиксировали колени и локти. Затем палач вооружался железным ломом, хотя ранее, судя по многочисленным гравюрам вооружался т.н. "колесом дробления" или его подобием и с размаху били ободом колеса по членам, целясь в промежутки между кольями так, чтобы сломать кости, но не рассечь при этом тело. В приговорах указывалось, что именно ломать: ребра, руки, ноги и т.д. В основном ломали руки и ноги.   Судя по тому, что изображения колесования встречаются часто, хотя бы на гравюрах Жака Калло, посвященных достаточно обыденным событиям, казнь эта не была редкой.

 

Каждую конечность ломали в нескольких местах, потом дробили кости таза. Опытный палач крошил кости не повреждая кожи. Окончив свое дело, палач устанавливал колесо с еще живым человеком на столб, чтобы зеваки могли видеть долгую мучительную смерть приговоренного. Нередко он страдал еще несколько дней.

 

Надо отметить, что этой казни практически никогда не подвергали женщин, это не было связано с гуманностью палачей, дело было в другом: из перебитых концов кости происходило кровотечение, когда казнили мужчин, размозженные мышцы затыкали кровоточащие участки и препятствовали быстрой потери сознания. Женщины с их более тонкими мышцами потеряли бы сознание задолго до окончания казни, а тогда какой бы был в ней смысл? Быстро отпускать жертву никто не собирался и обычно за государственные преступления женщину ждал костер. В тех редчайших случаях, когда колесовали женщину, на нее из соображений приличия надевали широкие и короткие штаны. Реконструкция колесования женщины приведена в рассказе "Четыре дня страданий".

 

 

Колесование (крестование)
Колесование (крестование)
 
Колесование (крестование)

Колесование состояло в том, что преступнику переламывали кости с помощью колеса ("колесом разломан"). Обод сохранившегося палаческого колеса XVIII века снабжен многочисленными металлическими шипами, пластинами и оковками, края которых были загнуты для того, чтобы усилить ломающий кости удар. Преступника, опрокинутого навзничь, растягивали и привязывали к укрепленным на эшафоте кольцам или вбитым в землю кольям.

 

Вернемся к Жану Каласу, чье имя обессмертил Вольтер. Преклонный возраст — шестьдесят восемь лет — не избавил его от колесования на глазах у семи тысяч зрителей по приговору судей тулузской администрации. Его обвинили в том, что он повесил собственного сына, который якобы готовился к отречению от протестантской религии!

 

По непонятной причине ужасная казнь колесованием во Франции с самого начала отводилась ворам и взломщикам, тогда как убийц просто вешали.

 

Генрих II решил устранить это противоречие своим эдиктом и повелел казнить на колесе за любые преступления.

 

Эта мера лишь ухудшила положение дел, поскольку приговаривать к колесованию стали без разбора - как за самые опасные преступления, так и за мелкие проступки.

 

Между тем судьи, нередко принимавшие в расчет то, что еще не называлось «смягчающими обстоятельствами», могли указать в приговоре, что осужденный заслуживает во время или сразу после нанесения ударов знаменитого «ретентум» — особой милости, сокращавшей страдания осужденного: палач душил его без ведома публики, чтобы казнь сохраняла «ужасающий характер и высокую поучительность».

 

Такой способ казни, каким бы грубым и варварским он ни казался, требовал особых навыков от палачей. «Острота» осужденного по имени Лаланд вошла в историю. Исполнитель уже сломал ему руки и ноги и замахнулся, чтобы сломать грудную клетку, но лом выскользнул у него из рук, задев лишь подбородок осужденного, который бросил ему: «А вот это уже не по правилам».

 

Колесование (крестование)

Колесо всегда воспринималось как особо унизительная казнь. «Даже виселица не так омерзительна, как колесо», - напишет Теофиль Готье.

 

Вспомним «дело Хорна». Граф Антуан-Жозеф де Хорн был приговорен к колесованию в 1720 году за подлое убийство. Судьи были уверены, что регент проявит снисхождение, ибо подсудимый был родственником австрийского монарха и далеким кузеном самого регента. Ничего подобного. Вся семья и самые известные фамилии королевства просили регента, чтобы виновного обезглавили, а не колесовали, иначе его сыновья не смогут стать членами Мальтийского ордена, а дочери будут исключены из «капитула благородных девиц».

 

Среди самых знаменитых жертв колесования стоит назвать Картуша и Мандрена.

 

Первый - его настоящее имя было Луи-Доминик Бургиньон — держал в страхе всю страну, создав преступную сеть, насчитывавшую около тысячи сообщников и подручных. Выданный собственным лейтенантом Картуш уже у подножия эшафота сделал несколько признаний, повлекших за собой сотни арестов подельников, многие из которых тоже закончили на колесе. Картуш был казнен в ноябре 1721 года на Грев-ской площади при огромном стечении народа.

 

Второй, Луи Мандрен, сын барышника, промышлял контрабандой, к 1750 году сколотил вооруженную банду и начал настоящую войну против «королевских откупщиков». Он захватывал целые города, и скоро о нем стали ходить легенды. Он сделался этаким народным мстителем. Дошло до того, что власти послали против него настоящую армию, от которой он ускользал несколько месяцев. Его поймали в 1755 году, подвергли дознанию и допросу с пристрастием и в конце концов колесовали на площади Клерк в Балансе.

 

 

Осужденный должен быть обращен лицом к небу.

Частн. кол.

 
 

Страницы:
1 2
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Комментариев 0