Кровавый орёл

Кровавый орёл (швед. blodörn, норв. blodørn, дат. blodørn) — легендарная казнь времён викингов, состоявшая якобы в том, что на спине осуждённого рассекали рёбра, разводили их в стороны наподобие крыльев и вытаскивали наружу лёгкие. Техника была довольно отработанной: На спине жертве аккуратно отделяют рёбра от позвоночника, потом надрезают кожу и выворачивают руками рёбра наружу. Лёгкие же раскладывают в виде крыльев орла. Причиной скорой смерти в этом случае должен был бы стать травматический шок.

Большинство историков ставит под сомнение существование такой казни или же относит её к области ритуального глумления над трупами врагов. Сообщения о «кровавом орле» при этом списываются на антиязыческую пропаганду христианских авторов либо на буйное воображение скальдов позднейших времён.

Нанесение «кровавого орла» на спину противника упоминается в Старшей Эдде, в Большой саге об Олафе Трюггвасоне, в Саге об оркнейских ярлах, а также в рассказах о мести Ивара Бескостного и его братьев нортумбрийскому королю Элле II за гибель их отца, Рагнара Лодброка. По этим кратким упоминаниям сложно составить представление о характере данной казни.

У позднейших христианских авторов «кровавый орёл» оброс зловещими деталями и стал преподноситься как пример варварской жестокости. Скажем, Саксон Грамматик в последней книге «Деяний данов» сообщает, что на спину Эллы при казни сыпали соль.

 

Старшая Эдда:
«Кровавый орел острым мечом 
у Хундинга сына вырезан сзади! 
Всех сильней траву обагривший 
конунга сын ворона радует!» 

Среди жертв изуверской казни числят нортумбрийского короля Эллу, Хальвдана (сына Харальда Харфагра), короля Эдмунда, мюнстерского короля Мaelgualai и др.

 

В подтверждение существования подобного ритуала приношения врагов в жертву Одину приводят не отличающееся чёткостью изображение на Стура-Хаммарском камне — одном из поминальных камней Готланда.

Казнь кровавый орел
Нанесение узора на спину воина. Изображение на жертвенном камне из Готланда. Над воином изображён символ Одина — валькнут.

 

Впрочем, многие медики говорят, что это в принципе невозможно, а многие историки считают, что это всё придумали христианские летописцы, чтобы показать, какие викинги были плохие. Также есть вариант, что данная казнь казнью не является, а является возданием почестей особо храброму, смертельно раненому воину с его согласия. Некоторые считают, что эта казнь применялась к военнопленным, которых викинги обычно вообще не брали, только с их согласия, дабы эти пленные воины могли заслужить уважение врага и во время смерти доказать свою храбрость

 

Есть описания "Кровавого орла" в художественной литературе, в частности в «Приключения майора Звягина» Михаила Веллера:

Когда плененный, обреченный на казнь, хотел продемонстрировать свое мужество и презрение к врагам, он просил „кровавого орла“. Эта самая жестокая из казней производилась добровольно, и в ней нельзя было отказывать: разрубались и ребра на спине и у еще живого вырывались легкие вместе с сердцем.


Гай Кей "Последний свет Солнца" -
Ингавин и Тюнир, среди многого прочего, были, прежде всего, жнецами душ, и вороны, летящие за ними, эти птицы поля битвы и знамен, были символами такой жатвы.
   Как и кровавый орел: жертвоприношение и послание. Побежденного короля или военачальника раздевали догола под священным небом, бросали лицом в истоптанную землю. Если он еще не умер, его держали сильные воины, или веревки, привязанные к колышкам, вбитым в землю, или и те и другие.
   Его спину разрезали вдоль длинным ножом или топором, потом края кровавой раны разводили в стороны, ломая ребра с каждой стороны, а легкие вытаскивали наружу в образовавшееся отверстие. Их раскладывали на торчащих ребрах наподобие сложенных крыльев орла – кровавое жертвоприношение богу.
   Говорили, что Сигур Вольгансон, Вольган, так быстро и точно выполнял этот ритуал, что некоторые из его жертв еще некоторое время оставались живыми с открытыми взорам богов легкими.

 

Кровавый орёлОдно из лучший описаний дано в романе Гарри Гаррисона и Тома Шиппи «Молот и Крест» - в нем пленный английский король говорит о ждущей его казни, чуть позже есть описание тела казненного:


- Но завтра Айвар приготовил мне другую судьбу. Говорят, он приберегал это для человека, убившего его отца, для Эллы из Нортумбрии. Но потом решил, что я тоже этого заслуживаю.
- Меня положат на алтарь лицом вниз. В углубление моей спины Айвар пометит меч. Потом - ты знаешь, как расположены ребра? Они составляют клетку и соединяются каждая с позвоночником. Айвар отрубит каждое ребро, начиная с нижнего к верхнему. Сказали, что меч он использует только для первого надреза. После этого будет пользоваться молотом и зубилом. И когда подрежет их, разрежет плоть и руками вывернет ребра.
- Надеюсь, к этому времени я умру. Говорят, до этого момента могут сохранить человеку жизнь, если он будет рубить не очень глубоко. Но когда выдергивают ребра, разрывается сердце. А когда это произойдет, Айвар вырвет из спины легкие и покроет ими ребра, так что они будут выглядеть как крылья ворона или орла. Они называют это "вырубить кровавого орла".
- Я думаю, что почувствую, когда он в первый раз коснется мечом моей спины. Знаешь, парень, мне кажется, что если до этого момента сохраню храбрость, дальше будет легче. Но ощущение холодной стали на коже, еще до того как начнется боль... <...>
Перед ним появляется фигура, она приближается с того места на земле, откуда он отводит взгляд. Ужасная фигура, обнаженная, кровь течет вниз, в промежность, выражение нестерпимой боли на лице. За плечами и фигуры какая-то пародия на крылья ворона; грудь запала; какая-то губчатая материя свисает с сосков. В руках человек несет свой позвоночник...

Кровавый орёл Иллюстрация подобной казни в сериале "Викинги"

Вы можете скачать фрагмент из этого же сериала, демонстрирующий казни:

 

В талантливом детективе так убили молодую женщину -


Кровавый орёлВ комнате словно взорвалась бомба с красной краской. Широкие лучи крови разлетелись от кровати во все стороны и лежали на ковре, на мебели и на стенах. Простыня на кровати была залита темной липкой кровью почти вся – от конца и до конца и во всю ширину; даже воздух, казалось, был пропитан густым медным запахом крови. Центром этого кровавого извержения было распятое тело женщины, привязанной за запястья и лодыжки к стойкам кровати. Фабель затруднялся определить ее возраст – скорее всего между двадцатью пятью и тридцатью годами. Туловище несчастной было вскрыто от шеи до середины живота, ребра развернуты от грудины вверх и в стороны – так что грудная клетка напоминала остов корабля. Перерубленные ребра белели в спутанной массе изрезанного мяса и поблескивающих темных внутренностей. Легкие, два черных комка в пене более светлой крови, лежали у женщины на плечах: одна доля справа, другая слева – как погоны.
Было впечатление, что в груди женщины сработала бомба направленного действия и разнесла ее туловище по заранее продуманной схеме.
и там же еще два отрывка - убитая и убийца

Так… Жертва – женщина от двадцати пяти до тридцати пяти лет, рост метр шестьдесят пять, глаза синие, волосы каштановые, осветленные под блондинку. Причина смерти – остановка сердца, вызванная болевым шоком и массивной потерей крови в связи с обширной травмой грудной клетки. Легкие вырвали, когда она была уже мертва...
– А можете сказать что-нибудь об убийце?
– Ни единого следа. Никаких свидетельств проникновения, равно как и любых других сексуальных действий. Убийца определенно тот же самый – или, строго говоря, метод убийства совпадает с предыдущим во всех подробностях. Грудина рассечена одним ударом – мощнейшим, но при этом невероятно точным. Возможно, убийца использовал что-то вроде массивного ножа с широким лезвием или даже меч. После этого он развел ребра далеко в стороны и вынул легкие. Характер разломов и малое количество осколков указывают на опять-таки очень профессиональную работу. Как и рассечение грудины одним ударом, выворот ребер требует огромной физической силы. Действовал мужчина недюжинной физической силы… Судя по траектории движений, рост не ниже метра семидесяти. Как минимум среднего телосложения.
и некоторая историческая справка:

 


– Жертвоприношения? Ритуал «кровавый орел»? Извините, герр профессор, не могу взять в толк, о чем вы говорите. Объясните, пожалуйста, более внятно!
– Как вы знаете, здесь, на севере Германии, у саксов некогда была деревушка Гамм. Потом эти места завоевали франки и славяне, и поселение превратилось в Гаммабург. Затем нагрянули викинги с территории современной Дании. Альтона, которая теперь прямо в сердце современного Гамбурга, была датским городом вплоть до восемнадцатого столетия! Так что в наших жилах течет кровь викингов… конечно же, рядом с кровью других народов. В этих краях каким только богам не поклонялись: и Фрее, и Бальдуру, и Тору, и Локи, и Одину. Характер у скандинавских богов был далек от совершенства; они взбалмошные, завистливые, жадные, вспыльчивые и жестокие. Даже мудрый Один, отец богов, скандинавский аналог Зевса, не был исключением, тоже нравом капризен и груб. Но именно его наши предки хотели задобрить прежде всего.
Дорн сделал паузу, чтобы снять с книжной полки два увесистых тома.
– Один, как и прочие языческие боги, требовал жертвоприношений. И, по небесному чину, ему следовало больше прочих. К примеру, хронист Адам из Бремена подробно описывал кровавые празднества в Убсале – теперешней Упсале. Они происходили каждые девять лет и длились девять дней. Посильные приношения обязаны были делать все – от королей и вождей до простых смертных. Когда один вождь викингов – принявший христианство король Индж Старший – не пожелал приехать или хотя бы послать свои дары на празднество, его попросту свергли. В каждый из девяти дней убсальского празднества убивали девять живых существ: восемь животных – быка, петуха и так далее – и одного мужчину. Перерезали горло и развешивали вверх тормашками на суках в роще около святилища. Чудно, конечно. Все только потому, что девятка была магическим числом для одинопоклонников… Словом, для нас с вами важнее всего то, что Один требовал в том числе и человеческих жертв. Одной из форм жертвоприношения был ритуал «кровавый орел».
– В чем он заключался? – взволнованно спросил Фабель.
– Жертва, по вере древних германцев, должна была самостоятельно подняться к обиталищу Одина. Человек с крыльями орла.
– И откуда у человека брались орлиные крылья? – быстро спросил Фабель, хотя уже сам угадал страшный ответ.
Кровавый орёлДорн смотрел на Фабеля строго и значительно, поглаживая один из толстых томов на столе.
– Брали пленника – к примеру, женщину, угнанную в рабство викингами во время одного из набегов, – раздевали и распинали на земле веревками. Затем жрец Одина брал палаш и вскрывал ее туловище…
Сердце Фабеля бешено заколотилось.
– Жрецы имели что-то вроде хирургического навыка: норовили вскрыть живого человека так, чтобы не повредить его внутренние органы. Затем, у все еще живого, разворачивали ребра, вырывали легкие и клали несчастному на плечи. Это были символические крылья «кровавого орла». И на этих крыльях жертва должна была лететь к Одину…
Фабель, потрясенный до глубины души, молча таращился на Дорна.
– Это исторический факт? – наконец выдавил он из себя.
– Так пишут хроники. Хотите – верьте, хотите – нет. Про ритуал «кровавого орла» писал хронист, настроенный враждебно против викингов, чьих набегов панически боялись все их соседи. В хрониках того времени викингов малевали как демонов зла. – Дорн рассеянно пролистал лежащую перед ним книгу. – Да, тут подобные случаи описаны во множестве… Жертвы могли быть любого пола. Вот, к слову, – сказал Дорн, открывая нужную страницу, – рассказ о плененном викингами английском принце. Когда за него отказались заплатить выкуп, викинги принесли пленника в жертву Одину – в качестве «кровавого орла». Таких примеров в хрониках более чем достаточно.
– Выходит, наш убийца подражает викингам? – все еще недоверчиво спросил Фабель.
 
 

 

Комментариев 0